Глухонемые и слепоглухонемые

Почему эта группа уязвима?

  • Глухие и слепоглухие люди, которые испытывают постоянные проблемы:
    — ограниченные средства коммуникации для людей с одновременным тяжелым нарушением слуха и зрения;
    — невозможность самостоятельного передвижения по городу для удовлетворения первичных потребностей.

    В условиях, когда нужно соблюдать дистанцию, в условиях, когда сопровождающие лица вынуждены сами соблюдать изоляцию, в условиях, когда слепоглухие люди привыкли не выходить никуда и могут потерпеть, подождать, они свели сейчас все свои перемещения к нулю.

Какие риски появились у группы во время пандемии?

Экономические риски

  • Недостаток информации о происходящем, изоляция.

    Ты заперт в доме, не обладаешь полнотой информации, и до тебя долетают какие-то обрывочные сведения, зачастую алармистского характера. Мы запустили сейчас проект силами наших сотрудников, которые в совершенстве владеют жестовым языком. Все выступления серьезные, такие как губернатора московской области, мэра Москвы, президента страны, мы делаем ролики и параллельно их еще переводим на жестовый язык.. (…) Есть информация от глухих, что им недостаточно информации просто бегущей строки. Они мыслят именно на жестовом языке, и им нужен сурдоперевод, чтобы понять нюансы, чтобы полнее вникнуть в ситуацию.

  • Режим карантина ассоциируется с травматичным возвратом в состояние изолированности от общества.

    По словам самих слепоглухих людей, они вернулись в начало 2014 года, снова оказались запертыми в четырех стенах, в силу того, что на улицу выходить нельзя, участвовать в мероприятиях нельзя, а средства коммуникации сильно ограничены. Слепоглухим людям, увы, конечно же не привыкать сидеть в четырех стенах и быть изолированными. Они говорят: мы только-только начали более или менее полноценной жизнью жить, выходить из своих комнат, из своих жилищ, общаться с другими людьми, встречаться и т.д. И вот сейчас мы снова вернулись в изоляцию.

  • Риск обострения сопутствующих заболеваний и необходимость мониторинга состояния человека, что вызывает трудности в условиях ограниченного общения с близкими людьми.

    Если есть какой-то изолированный, совершенно одинокий слепоглухой человек, и тем более с какой-то ментальной проблемой, с какими-то ментальными особенностями, который не может заявить, сказать о себе и о своем состоянии, [сообщить,] что ему плохо и т.д. И в условиях, что у него [общение] ограничено сейчас, а уж тем более с условиями изоляции, к нему еще меньше ходит людей.

  • Необходимость постоянного сопровождения в условиях ограничения перемещений сопровождающих.

    Слепоглухой не может выйти один. Он должен выйти с сопровождающим. Вот каким образом и какое разрешение должен получить сопровождающий? Он идет к слепоглухому, для того чтобы его сопроводить. А если это не официальный переводчик, который получает за это заработную плату, а просто волонтер или просто помощник? Частично это решается силами родственников, переводчиков, в том числе службы занятости, мы обучали людей все эти годы и службу занятости развивали. А частично это никак не разрешается.

  • Потребность в общении и психологической поддержке.

    На сегодняшний момент есть база слепоглухих людей, которых мы продолжаем переписывать по стране. Мы собрали всех 65+ и сами… обзваниваем этих людей по всей стране. Люди порой говорят: «Мне ничего физически не надо, мне нужна психологическая разрядка, мне нужна психологическая помощь». И вот даже силами наших сотрудников, которые не являются дипломированными психологами, [мы достигаем таких результатов, что] уже люди говорят, что вы нам приносите серьезное облегчение.

Как государство может помочь?

1. Поддержка НКО, в т.ч. финансовая.

НКО — это те институции, которые работают непосредственно в социальном поле. И от нас до беды условной расстояние вытянутой руки. И мы знаем, что происходит и как с этим работать. Если нас поддержат, мы это сделаем очень эффективно.

2. Обеспечение всех новостных блоков и аналитических программ сурдопереводом.

3. Расширение программ работы социальных служб на данную категорию:

  • мониторинг потребностей в услугах;
  • корректировка регламента работы сотрудников социальных служб.

    У социальных работников есть регламент: сколько раз они ходят к человеку с инвалидностью. Возможно, стоит участить [визиты] для категорий людей с инвалидностью, сделать более частые посещения социальными работниками. Потому что может так быть, что случится беда, а человек самостоятельно не сможет о ней заявить.

Как общество может помочь?

1. Финансовая поддержка НКО для оплаты потребностей уязвимых групп.

[Нужно] помогать фонду материально, потому что мы можем это делать руками уже проверенных специалистов.

2. Волонтерская помощь.

Мы и они сами не допускаем туда к ним непроверенных людей. Это безопасность. Серьезная.

3. Следование принципам добрососедства.

Шире раскрыть глаза, возможно, совсем рядом человек, нуждающийся в помощи. Но волонтер должен быть психологически зрелым. И он должен совершенно четко отдавать себе отчет, для чего он это делает.

Что делать представителям группы?

1. Использовать ресурсы НКО, работающих с глухонемыми и слепоглухонемыми людьми.

…в том числе «горячая линия»… По ней можно позвонить, рассказать, что происходит, попросить какой-то помощи, психологической и юридической. Сейчас запущен проект, привлеченный слепоглухой юрист, который очень хорошо понимает всю проблематику слепоглухих людей, будет рассказывать, что же можно сделать, какую помощь получить в условиях, когда ты сидишь дома на самоизоляции.

Помогите нам — примите участие в мониторинге мер, облегчающих положение особо уязвимых групп

Подпишитесь под открытым письмом Общероссийского гражданского форума к властям