Мигранты

Почему эта группа уязвима?

  • Иностранные работники на территории РФ, которые:
    — не имеют сбережений (так как отсылают заработок домой);
    — участвуют чаще всего в неформальной и негарантированной занятости;
    — имеют ограниченный доступ к социальным услугам и пенсионным накоплениям;
    — имеют ограниченный социальный капитал и языковые возможности по сравнению с гражданами РФ;
    — работают в сферах с низким качеством охраны труда;
    — подвергаются стигматизации и дискриминации со стороны граждан и органов государственной власти РФ, не доверяют государственным учреждениям.

    Когда у тебя постоянно проверяют документы на улице, при любом удобном случае, когда в больнице передают списки нелегальных мигрантов в полицию, это тоже по «сарафанному радио» расходится, и люди начинают бояться обращаться к врачу

    — зачастую не имеют полиса медицинского страхования, полис ДМС чаще всего скорее условный, и оформляется сугубо для получения патента;
    — не уделяют должного внимания здоровью (трудовые мигранты видят в себе, прежде всего, рабочий ресурс).

    Если ты едешь в эмиграцию, то предполагается, что ты здоров. Даже если у тебя есть какие-то хронические заболевания, то ничего страшного. Ты поработаешь еще полгода, потом поедешь домой и будешь дома лечиться…. Плюс накладывается еще скудное питание, как правило, это хлеб и макароны.

  • Запрет на проживание в РФ иностранных граждан, имеющих ВИЧ и туберкулез, ведет к их уходу «в тень» и несвоевременному обращению за медицинскими услугами.
  • Дефицит и ограниченные возможности диаспоральных организаций, защищающих права мигрантов.

    Общественные организации мигрантов есть, безусловно, но их тоже можно понять, они ведут себя осторожно, письма и петиции подписывают редко, в протестной деятельности, в отличие от российских общественных организаций, не участвуют. Они сидят тихо и, естественно, оказывают помощь мигрантам больше в индивидуальном порядке. С защитой интересов там слабовато.

  • Отсутствие адресной защиты и поддержки мигрантов, имеющих ВИЧ и туберкулез, со стороны стран исхода.

    Политики о мигрантах заботятся не в первую очередь. Я бывал на конференциях по теме ВИЧ, туберкулеза в странах Центральной Азии. Там тоже о мигрантах говорят далеко не как о первостепенной проблеме.

Какие риски появились у группы во время пандемии?

1. Экономические риски

  • Потеря работы, в особенности в строительстве и сфере обслуживания.
  • Уязвимость при отсутствии официального договора на работу.
  • Риск потери дохода и возможности оплачивать жилье.

2. Повышенные риски для здоровья

  • Несоблюдение работодателями требований по эпидемиологической безопасности условий труда и проживания.
  • В некоторых случаях неосведомленность о схеме предоставления медицинских услуг.

    Для мигрантов часто бывает открытием, что приезжает «скорая», отвозит тебя в больницу, там тебя оперируют, и тебе ничего не нужно платить. В Москве по крайней мере тебе не нужно никому давать денег в конверте. Люди, приезжая из бедных стран, таких как Кыргызстан и Таджикистан, испытывают шок от того, что ты не должен врачу лично платить.

  • Высокая плотность проживания: часто несколько семей и поколений проживают вместе.
  • Иностранные граждане с туберкулезом не имеют легальных оснований на проживание в РФ, что ведет к несвоевременному обращению за медицинской помощью. В то же время это группа риска по заражению коронавирусом.

    Если ты избегаешь контактов с властями, с миграционной службой, ты будешь стараться и в случае заболевания как-то переходить на ногах. Мне еще несколько лет назад доктора российских больниц, приемных отделений и даже частных клиник говорили: мигранты уж если и обращаются за помощью, то они это делают на последних стадиях, когда уже ничего другого не помогает.

  • Содержание в эпидемиологически небезопасных специальных учреждениях временного содержания иностранных граждан (СУВСИГ) людей, совершивших незначительные (административные) правонарушения.

    Стараются сейчас туда не отправлять новых людей. Но при этом их не закрывают. И по сути там все остается по-прежнему. Как люди жили, так и продолжают жить. Сама институция депортационных центров идет не на пользу в текущей инфекционной ситуации.

3. Другие риски

  • Невозможность вернуться домой из-за закрытых границ, после открытия вероятен повышенный спрос и цена на билеты.
  • Информационное неравенство: неполные и искаженные новости, в т.ч. о коронавирусе, неполучение информации из-за языковых ограничений.

Как государство может помочь?

1. Отмена репрессивных мер за несоответствие каких-либо документов принятым стандартам (относительно ряда ситуаций применено до 15.06.2020).

Если у людей просрочены документы, люди не успели оформить патент или вид на жительство, то репрессивные меры, связанные с депортацией, сейчас должны быть отменены.

2. Патентная амнистия (введена до 15.06.2020).

3. Устранение стигматизации и дискриминации при оказании медицинских услуг, в т.ч. при выезде скорой помощи: обеспечение всех равными правами пользования медицинскими услугами, включая достаточное время пребывания в стационаре вне зависимости от легального статуса и наличия полиса.

4. Временное приравнивание в правах мигрантов к гражданам РФ на период карантина (включая лечение и другую государственную помощь, в т.ч. выплаты).

Важен не только доступ к медицинской помощи, но и чтобы не было и преследований со стороны правоохранительных органов. Поэтому сейчас очень важно, чтобы здесь была координация между Минздравом и МВД, которому подчинена миграционная служба, чтобы дали четкое распоряжение — людей не преследовать. Доступ к услугам — это в первую очередь, но также важна отмена криминализации не только ВИЧ-положительных иностранцев, но и в принципе людей с просроченными или не оформленными документами.

5. Ликвидация СУСВИГ.

Очень важно в принципе ликвидировать систему депортационных тюрем, куда мигрантов сажают на неопределенный срок, вплоть до двух лет, по совершенно разным поводам, как правило, за административные нарушения. Чтобы человека депортировать, государство должно позаботиться — связаться с его посольством, купить билеты. И на это зачастую уходит очень много времени. Люди сидят вот в этих депортационных центрах. Где-то условия получше, где-то похуже. <…>. И в принципе — это тоже потенциальные очаги распространения коронавируса.

6. Отмена нормы нежелательного пребывания в России иностранных граждан с туберкулезом или ВИЧ, декриминализация таковых.

Как общество может помочь?

1. Финансовая поддержка НКО для оплаты потребностей уязвимых групп. Краудфандинг на ежедневные нужды — жилье, питание и т.д.

2. Уменьшение или временная отмена арендной платы.

Иногда владельцы квартир идут навстречу и снижают стоимость или вообще дают возможность жить какое-то время [бесплатно]… Общественные организации с этим помочь не могут, потому что я не знаю ни одной общественной организации, которая помогала бы снимать квартиру. Жилье — это самое больное место.

Как государство и общество могут помочь совместно?

1. Обеспечение жильем за счет экстренного социального найма площадей в хостелах, гостиницах и т.п.

2. Информирование о коронавирусной инфекции и правах на медицинские услуги на доступных языках и в привычной медиа-среде.

Сейчас гражданское общество делает [что-то], но здесь тоже очень важна помощь системы здравоохранения и миграционной службы (и, на самом деле, многих институтов). Это информирование о симптомах коронавируса — это листовки, подключение блогеров на разных языках. Чтобы грамотная достоверная информация о симптомах коронавируса была… доступна на ключевых языках мигрантов: киргизский, таджикский, узбекский, афганский, арабский языки. Потому что действительно очень много слухов, непроверенного контента в Интернете. Люди боятся, и прежние страхи, особенно если нет документов, [обостряются], и даже когда у людей проявляются симптомы, они предпочитают пересидеть дома и держаться подальше от любых официальных институций.

3. Обеспечение питанием и другими необходимыми предметами:

  • снабжение продуктами, средствами гигиены и необходимыми предметами со стороны НКО, доказавших способность к регулярной целевой работе;
  • повышение осведомленности граждан о возможности продуктовых пожертвований (разовых и системных, в виде поддержки, в т.ч. финансовой, инициатив НКО);
  • налаживание на складах и в магазинах гибкой системы передачи продуктов, подлежащих утилизации (фудшеринг).

4. Защита трудовых прав мигрантов.

Что делать представителям группы?

1. Сети взаимопомощи соотечественников.

2. «Национальные» частные клиники (для обращения в стандартных ситуациях, не в связи с коронавирусом).

Очень интересен пример т.н. киргизских клиник в Москве. Их около трех десятков. Это обычные частные легальные клиники, там нет никакой этнической медицины. Это просто доктора-мигранты лечат трудовых мигрантов. И они часто работают допоздна, потому что многие не могут прийти раньше 22:00.

Помогите нам — примите участие в мониторинге мер, облегчающих положение особо уязвимых групп

Подпишитесь под открытым письмом Общероссийского гражданского форума к властям