Родственники людей, содержащихся в местах лишения свободы (СИЗО и ИК)

Почему эта группа уязвима?

  • Люди, чьи родственники и близкие содержатся в местах лишения свободы (СИЗО, ИК). Эта группа обычно принимает участие в улучшении условий содержания: поставляют продукты, одежду, медикаменты; оперативно реагируют на жалобы; отслеживают состояние обвиняемого или заключенного; оплачивают работу адвокатов, обращаются в ОНК и профильные НКО от лица обвиняемого или заключенного. При этом забота чаще всего распределяется на общее число людей, связанное с заключенным или обвиняемым, то есть родственники фактически принимают на себя функции социальной защиты.

    Родственник кормит не только своего сидельца, он кормит как минимум еще троих, которые с ним сидят. Не в прямом смысле, что все переданное идет на троих, основное идет, конечно, твоему, но ты понимаешь прекрасно, что ты должен положить больше сигарет, больше чая,. Это помощь для тех, кто без родственников, для того чтобы было что-то для тех, у кого никого нет. Поэтому я, когда говорю о том, что родственник берет на себя роль государства, обеспечивает своего сидельца, я говорю совершенно обосновано, потому что речь идет и о лекарствах, в том числе. Когда я передаю лекарства, не кладу «Цитрамон» для кого-то одного, я понимаю, что голова болит у всех и каждый должен прийти и взять. И так делают все, у кого там кто-то находится, потому что понятно, что он поделится со всеми остальными.

Какие риски появились у группы во время пандемии?

  • Очень высокий уровень неопределенности:
    — нет официальной позиции ФСИН о приостановлении посещений обвиняемых и заключенных родственниками и адвокатами;
    — нет информации о том, какие меры по снижению риска заболевания принимаются;
    — нет информации о состоянии здоровья обвиняемых и заключенных.
  • Ограничена возможность получать информацию от самих заключенных и обвиняемых из-за сокращения каналов официальной и неформальной связи.
    «Мама не имеет возможности сходить на свидание, она его не видит до суда, она не знает, что происходит <…> Адвокатов чаще всего не пускают, и они боятся ходить туда. Хотя бы какой-то контроль за ситуацией со стороны родственников, единственных заинтересованных лиц в этой ситуации, он должен быть. Чтобы не терять людей потому, что никому это было не нужно. Если мама не будет биться, трясти начальника медсанчасти и управление, то ребенок просто там умрет, потому что он вовремя не получит таблетку».
  • Ограничительные меры, связанные с карантином, уменьшают возможности общения и помощи заключенным и обвиняемым со стороны родственников и близких.
    «Для меня свидания это свет в окне. Мы ждем его фактически полгода. [Сейчас] мало свиданий, но мы готовы терпеть, потому что мы за безопасность этих людей. Да, встречи с людьми [приостановлены], это объективная необходимость. Но что касается встреч за стеклом, два-три часа за стеклом, здесь непонятно, почему они ограничены, каким образом они способствуют передаче вируса, если все обрабатывать, требовать маски от пришедших».
  • Из-за применяемых ограничительных мер и резкого снижения доходов из-за безработицы резко сократились возможности оказывать заключенным и обвиняемым помощь:
    — продовольственную;
    — лекарственную;
    — психологическую;
    — правозащитную.

    И у многих мам и пап проблемы не, что кушать завтра, а что дать заключенным. Та экономическая ситуация, которая сложилась сейчас, она серьезная именно для родственников заключенных. Такого количества отчаянных сообщений я не получала никогда, потому что человек, когда он занимается этим, он думает не о себе, он думает: успеет ли он в этом месяце… сможет ли он дать помощь, чтоб избежать летальных последствий. Для него это приоритетно, а он этой возможности лишен.

    Звонит женщина, говорит, что нанимали адвоката мальчику неделю назад, он не может пройти в СИЗО, потому что там карантин, причем по закону он имеет право на доступ к своему подзащитному с момента, когда он получил ордер. <…> Он к подзащитному не идет, потому что ему не хочется туда идти.

Как государство может помочь?

1. Соблюдение принципа открытости и подотчетности обществу в отношении ситуации с заболеваемостью, рисков заражения и мер, принимаемых против распространения коронавирусной инфекции:

  • ежедневная публикация актуальной информации по каждому учреждению, в т.ч. предоставление регулярной информации о состоянии здоровья обвиняемых и осужденных;
  • своевременные ответы на запросы граждан и организаций;
  • публикация полных текстов распоряжений ГУФСИН

Есть несколько федеральных постановлений, но они недоступны в полном виде. Мы видим только их summary в релизах ФСИН. По-хорошему они [должны быть] публичными, поскольку они затрагивают права и интересы граждан.

2. Обеспечение медикаментами. Обеспечение обвиняемых и осужденных лекарственными препаратами, в т.ч. упрощение передачи лекарств родственниками людей в местах лишения свободы.

3. Меры по финансовой поддержке родственников заключенных.

У кого человек находится в тюрьме, он должен получать какие-то отсрочки по ипотеке, если у кого-то есть кредит, какие-то пособия и т.д., потому что социальная система не справляется с задачами, на нее возложенными, по обеспечению здоровья, по обеспечению охраны жизни…. Я считаю, что это люди, которые должны получать какие-то льготы от государства. Они… поддерживают и не от хорошей жизни таскают сумки и отсылают последнее.

Как общество может помочь?

1. Соблюдение принципа открытости и подотчетности обществу в отношении ситуации с заболеваемостью, рисков заражения и мер, принимаемых против распространения коронавирусной инфекции:

  • требования предоставления гражданского контроля за условиями содержания лиц в местах лишения свободы;
  • требования реформирования системы ФСИН и совершенствования системы ресоциализации заключенных.

2. Обеспечение питанием и другими необходимыми предметами Материальная помощь или поставки медицинских препаратов, бытовых вещей, продуктов первой необходимости людям, содержащимся в местах лишения свободы.

3. Сбор средств для оплаты потребностей уязвимых групп через НКО. Финансовая поддержка родственников людей, содержащихся в местах лишения свободы.

4. Информирование общества о необходимости изменений в работе пенитенциарной системы во время карантина.

Колонии эти находятся не где-то на Марсе. Они в наших российских городах, рядом с нашими городами, деревнями, посёлками. И внутри колонии работают люди, которые выходят из колонии в наши родные города, деревни и поселки… Меры [по снижению рисков] необходимы не только для заключенных, но и в равной степени для самих сотрудников, и шире — это меры, минимизирующие риски распространения вируса на тех территориях, рядом с которыми находятся учреждения.

Как государство и общество могут помочь совместно?

Обеспечение удаленной интерактивной коммуникации (видео-/голосовой/телефонной связи) с близкими, волонтерами, правозащитниками.

Что делать представителям группы?

Обращение к руководству мест лишения свободы с запросом о состоянии здоровья родственников, находящихся в статусе осужденных или обвиняемых.

Помогите нам — примите участие в мониторинге мер, облегчающих положение особо уязвимых групп

Подпишитесь под открытым письмом Общероссийского гражданского форума к властям